Картинка я слива

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Слива калорийность, полезные свойства, польза и вред


я слива картинка

2017-10-19 23:56 Слива калорийность, полезные свойства, польза и вред, описание Чего я ждал от армии, каким видел этот год? Хотел что то вроде дауншифтинга, погружения на




Пpивозят в больницу постpадавшего с обожженными ушами и спpашивают: - Что ж с вами пpоизошло? - Дак гладил я штаны, а в это вpемя зазвонил телефон, и я пеpепутал утюг с тpубкой! - Понятно, а втоpое ухо? - Так надо было скоpую вызвать!


Птицу видно по помету






у Природы, как решил Создатель, нет плохой погоды и манер. (если есть зимой обогреватель, а в июне - кондиционер).


Такой случай. «Бесприданница» Островского. Премьера, первый спектакль. По спектаклю Карандышев отговаривает текст: «Так не доставайся же ты никому» и стреляет в Ларису из пистолета, Лариса падает. А выстрел обеспечивался в то время как, реквизитор за кулисами, на реплику, бьет молотком по специальной гильзе, гильза бухает - Лариса падает. Премьера, ля ля тополя, «Так не доставайся же ты никому», наводит пистолет, у этого за кулисами осечка, выстрела нет. Актер: «Так вот умри ж! » перезаряжает, наводит пистолет второй раз, за кулисами вторая осечка. Карандышев перезаряжает в третий раз: «Я убью тебя!», третья осечка. Лариса стоит. Вдруг из зала крик: «Гранатой ее глуши! » Занавес, спектакль сорвался, зрителям вернули деньги. Режиссер час бегал по театру за реквизитором, с криком: «Убью, сволочь!!! » На следующий день, вечером, опять «Бесприданница», с утра разбор вчерашнего полета: мат-перемат, все на реквизитора катят, тот оправдывается: «Но ведь не я гильзы делал, ну сырые в партии попались, но много же народу рядом, видите же, что происходит, можно же помочь, там у суфлера пьеса под рукой: шмякнул ей об стол, все оно какой-никакой выстрел, монтировщик там доской врезал обо что-нибудь, осветитель лампочку мог разбить, ну любой резкий звук, она бы поняла, что это выстрел и упала бы». Вечером спектакль, все нормально, доходит до смерти Ларисы, Карандышев: «Так не доставайся же ты никому!», наводит пистолет, у реквизитора опять осечка. Вдруг с паузой в секунду, из разных концов за кулисами раздается неимоверный грохот: суфлер лупит пьесой об стол, монты - молотками по железу, осветитель бьет лампочку. Лариса явно не понимает, что это выстрел, ибо на выстрел эта беда никак не походит, и продолжает стоять. Из зала крик: «Тебе ж вчера сказали, гранатой ее глуши! » (from www.teatp.ru)